Ученые связали интенсивность стрессовых реакций с активностью в лимбической системе мозга и показали, что она наследуется.

По современным представлениям, расстройства тревожного спектра встречаются у каждого пятого человека. Вместе с тем, природа их часто остается плохо изученной, что сдерживает и возможности лечения. Частично тревожность наследуется через повышенную активность определенных областей лимбической системы мозга. Это показали недавние эксперименты с обезьянами, результаты которых представлены в статье, опубликованной в Journal of Neuroscience.

Профессор Висконсинского университета Нед Калин (Ned Kalin) и его команда ставили эксперименты на 378 макаках-резусах обоих полов. Они оценивали интенсивность стрессовых реакций и уровень кортизола, «стрессового гормона», в крови молодых животных в ответ на появление в вольере незнакомца, который демонстративно избегал зрительного контакта с ними. Это позволило выяснить индивидуальную склонность к тревожности для каждой макаки.

Кроме того, каждую обезьяну анестезировали и помещали в томограф, чтобы исследовать активность различных областей их мозга. И действительно: у резусов, демонстрировавших повышенную интенсивность стрессового ответа, наблюдаются особенности и в мозговой активности. Ключевые различия касались частей лимбической системы — конечной полоски и центрального ядра миндалины, вовлеченных в стрессовые реакции типа «бей или беги».

Повышенная активность в одной коррелировала с высокой активностью второй, и, как показал генеалогический анализ, эта «возбудимость» передается по наследству. Впрочем, стоит помнить, что наследуемые факторы, включая свойства лимбической системы, определяют далеко не все, в том числе и что касается тревожности.