G7 призвала Россию отпустить арестованных украинских моряков

В рамках введенного в стране военного положения Украина запретила въезд в страну гражданам Российской Федерации мужского пола в возрасте 16 до 60 лет, кроме как по гуманитарным соображениям. То есть на похороны. Случившийся в минувшее воскресенье инцидент в Керченском проливе с каждым днем получает все новое развитие. События, очевидно, неслучайно совпали с саммитом G20 — где неизбежно будет подниматься не входящий в повестку «украинский вопрос».

Если кто-то коварно задумал специально приурочить провокацию в Керченском проливе с участием украинских военных катеров к начавшемуся в Буэнос-Айресе саммиту «большой двадцатки», то надо признать, что этот план во многом сработал. Как минимум, нарушив планы лидеров России и США, смешав повестку также и многосторонних переговоров. Ущерб международной стабильности получился немалый. Речь не только о двусторонних российско-украинских отношениях, которые, похоже, перешли в режим неуправляемого пикирования, но и более далеко идущих последствиях. При этом сначала реакция Запада на инцидент была весьма сдержанной. Однако тут свою роль сыграли масс-медиа, прежде всего, англоязычные. Которые сделали свою часть работы по накручиванию драматизма, спекулируя на «святых» тезисах о свободе мореплавания.

И вот уже у Украины родилась новая смелая инициатива. Командующий ВМС Украины Игорь Воронченко заявил, что будет требовать у Турции перекрыть Босфор для российских судов. Командующий ссылается на 19-й пункт конвенции Монтре 1936 года, которая устанавливает режим прохождения судами черноморских проливов, вверив право устанавливать конкретные условия прохождения проливов Турции — как для мирных судов, так и для военных. Гипотетически представив себе такое, можно однозначно расценить это как casus belli. Практически этого не произойдет в нынешних условиях. Хотя бы потому, что та же конвенция предусматривает режим закрытия проливов для черноморских стран только в двух случаях — когда Турция либо находится с конкретной страной в состоянии войны, либо в предвоенном состоянии. Во втором случае полной блокады, кстати, тоже не предусмотрено. Но эти все детали не важны. Перед Второй мировой войной была одна такая восточно-европейская страна, вся военная доктрина которой строилась на том, что ее армия должна продержаться пару дней с тем, чтобы затем за нее вступились «великие державы». Во многом именно поэтому (из-за расчета, что за нее вступятся) политика этой страны накануне Второй мировой была на редкость безответственной и временами провокационной. Доктрина эта ей, надо заметить, совсем не помогла.

Став поводом для отмены намечавшегося саммита Владимира Путина и Дональда Трампа, керченский инцидент поставил во многом под угрозу не просто нормализацию отношений, но просто сколь-либо содержательный диалог между Россией и Америкой по целому ряду ключевых международных проблем.

Он теперь откладывается на неопределенное время. Разумеется, стоит отметить, что на решение Трампа отменить встречу с Путиным в самый последний момент большое влияние оказали внутриамериканских события, а именно новые вскрывшиеся сенсационные обстоятельства, связанные с расследованием так называемого русского вмешательства в выборы в США. Однако инцидент в Керченском проливе в сложившейся ситуации дает Западу новый повод ужесточения санкционного давления на Россию. Это станет дополнительной раздражающей темой отношений Москвы и Вашингтона. А то их и без этого мало. А став таковой, эта история сильно ухудшит перспективы возвращения украинских моряков на родину.

Инцидент будет обрастать новыми отягощающими обстоятельствами. Вот уже Европейский суд по правам человека требует от Москвы отчета, как содержатся нарушители госграницы. Освобождения «невинно заточенных моряков» уже требуют на самом высоком уровне.

Главы МИД G7 призвали Москву отпустить украинских моряков. Об этом говорится в их совместном заявлении, опубликованном на сайте правительства Канады, председательствующей в этом году в G7. «Нет оправдания использованию Россией военной силы против украинских кораблей и военных моряков», — считают в Группе семи.

В свое время так же требовали освобождения Надежды Савченко, считая ее политической заключенной. Но едва она оказалась уже в украинской тюрьме по довольно нелепому обвинению, как о ней никто не вспоминает. Так и с керченским инцидентом. Эта история станет развиваться по своему собственному сценарию, хотя изначально тянула не более как на дерзкую провокацию.

В Киеве довольно быстро входят во вкус новой «военной» ситуации, разыгрывая ее не только в контексте разворачивающейся президентской избирательной кампании, но и для того, чтобы еще больше повысить значимость Украины в отношениях между Западом и Россией. Буквально каждый день статус военного положения получает новое наполнение. И вот уже введены ограничения на въезд граждан Российской Федерации. Чего ждать завтра? Интернирования всех русских на Украине? Российские власти, в свою очередь, проявляют на этом фоне сдержанность.

Как заявил уже МИД РФ, зеркально отвечать на действия Украины мы не будем.

Глава МИД Украины Павел Климкин, в свою очередь, в очередной раз высказался в пользу разрыва дипломатических отношений с Россией. Однако оговорился, что надо принимать во внимание то обстоятельство, что в России находятся более 3 миллионов граждан Украины. Хорошо хоть в Киеве это понимают и готовы учитывать. Все остальное там уже учитывать не готовы. Собираясь, например, разорвать еще примерно 40 действующих договоров и соглашений. Это примерно половина того, что у нас было на весну 2014 года. Ломать не строить. Пусть даже ценой конкретных человеческих судеб, которые стоят за каждым таким соглашением. Как наверняка стоит своя история за теми простыми россиянами, которым в эти дни надо было бы съездить по делам на Украину, но которых теперь туда не впустят, даже если у него там престарелые родственники. Интересно, а что станет с товарооборотом между нашими странами, который за первые полгода текущего года вырос почти на треть — до примерно $6 млрд?

За этими деньгами — конкретные бизнесы и люди. Не только россияне, но и граждане Украины. Может быть, это еще то немногое, что нас сдерживало от дальнейшего сползания в пропасть.

Иначе как нагнетанием еще большей напряженности нельзя считать и проведенный силами СБУ обыск у наместника Киево-Печерской лавры, находящейся в пользовании Украинской православной церкви Московского патриархата. Обыск проводится в рамках, как было сообщено, расследования разжигания межрелигиозной вражды. Вовлечение православной паствы в конфликт может грозить не только массовыми нарушениями прав православных верующих, но и не менее массовыми беспорядками, связанными с захватом собственности религиозных общин Украинской православной церкви. А где беспорядки — там жертвы. Похоже, что борьбу за автокефалию украинской церкви решили совместить с военным положением. Привнести элементы, так сказать, еще и религиозных войн.

Новое обострение российско-украинских отношений подозрительно «удачно» совпало с саммитом «большой двадцатки». Так или иначе, эта тема может получить обсуждение в ходе переговоров российского президента как в многостороннем формате, так и во время двусторонних встреч. Это вместо того, чтобы обсуждать более глобальные и актуальные для мира проблемы, чем способы переизбрания на второй срок украинского президента. Потому что какая-то слишком дорогая за это получается цена.